Пасха за закрытыми дверями. «Мы были рядом, хоть и на расстоянии»  Протоиерей Алексий Уминский, настоятель храма Живоначальной Троицы в Хохлах (Москва).

Пасха – великий день для всех христиан. Ее радость и свет всегда для нас те же самые. Христос и днесь, и вчера, и всегда такой же для нас. Что касается самого богослужения, конечно, оно было иным. Мы служили в храме за закрытыми дверями с небольшим количеством помогающих, алтарников, хора. Храм был практически пустой. Это было для нас неожиданным и новым опытом. Эмоционально это не было особенно тяжело. Я прекрасно понимал, что все наши прихожане рядом, хоть и на расстоянии. Уже довольно давно у нас организованы видеотрансляции. И я прекрасно знаю по тем отзывам, что оставляют прихожане, что эти трансляции оказались необыкновенным способом реального присутствия на богослужении. Богослужение происходит в домах, люди включены в него очень глубоко. Гораздо, может быть, глубже, чем во все другие времена. На Пасху у нас бывает очень много людей, в храм практически невозможно войти. 500 причастников за службу, а храм небольшой совсем, маленький, и многие люди стоят на улице. А на пасхальном богослужении в трансляции у нас присутствовало 2000 человек. В 3–4 раза больше, чем могло бы оказаться на службе в обычный пасхальный день. В комментариях, которые тут же посылают наши прихожане, было написано о той радости, которую они испытывают, о том свете, который их пронизывает, о благодати, что есть в их сердцах. Поэтому я, когда служил эту службу, не ощущал отсутствия моих любимых прихожан. И когда я произносил пасхальную проповедь, обращался именно к ним, сидящим дома. Во время литургии молился особой молитвой за всех, совершающих свою домашнюю службу. С точки зрения пасхальной радости, меньше ее не было. Она была просто какая-то особенная. Обычно после Пасхи мы всем приходом, сколько можем вместить, до 300 человек, всегда садимся за общий стол, который готовят наши прихожане. А поскольку у нас не было прихожан, не было и общего стола. И радость разговения мы тоже отложили: это было бы неправильно. После службы я приехал домой и просто лег спать. А когда мы проснулись, отрезали кусок кулича, намазали пасхой, налили вкусного вина в бокалы. И прославили Христа. Никакого уныния, вообще ни тени не было. Видеотрансляции, которые мы ведем, включают тех людей, которые раньше были не прихожанами, а захожанами. А сейчас они сидят дома, и для них вдруг оказалось важным хоть так присутствовать на богослужении. Я смотрю по количеству участников, их у нас на трансляции в несколько раз больше, чем обычно бывает наших прихожан. И меня это необыкновенно радует. Мне кажется, наши прихожане получили особенный опыт, которого у них не было до этого. Особенный опыт молитвы, особенный опыт личного богослужения. Все же привыкли, что богослужения совершают священники, а тут, оказывается, что каждый христианин – священник. Каждый христианин может себя ощутить тем царственным священством, которое заповедовано нашей Церкви. Это оказалось очень важным опытом для многих людей. Я думаю, что наша Церковь, которая переживет этот период, во многом станет глубже. И людей воцерковленных станет больше.

► Еженедельная приходская стенгазета Портал «Православие и мир» www.pravmir.ru 

(20)